Город Южный располагается в лавовой трубке в кратере Шеклтон на Южном полюсе Луны. Особенность этого кратера в том, что в нём никогда не светит Солнце, поэтому тут есть неисчерпаемые запасы водного льда, да и других не менее полезных летучих веществ. Однако то, что это кратер вечной тени означает и то, что тут есть пики вечного света, которые освещены весь месяц: в то время как в любом другом месте Луны нам бы пришлось пережидать двухнедельную лунную ночь, здесь мы имеем неизменный источник энергии. Сама лавовая трубка имеет сечение 300 метров и уходит на многие километры вглубь. В одном месте трубка имеет обвал, в котором обустроена станция подъемников, обеспечивающих сообщение с поверхностью. Дышать здесь свободнее и свежее — воздух тут намного "легче" и разреженнее, однако кислородного голодания, как если бы мы были на вершине горы, нет, ведь весь воздух — это чистый кислород при давлении 21 кПа — даже чуточку выше, чем на Земле. За счёт этого здесь чуть теплее — теплопроводность газа прямо пропорциональна температуре, за счёт чего здесь вы отдаёте в пять раз меньше энергии окружающему воздуху, поэтому его температура ниже такой же комфортной в нормальных условиях. Низкая температура так же снижает износ и риск распространения болезней. Температура поддерживается на 18-20 градусах. При том радиаторы, отводящие избыток тепла, находятся под сводом, там же находится вентиляция, за счёт чего прохладный свежий воздух спускается вниз вдоль стен, что даёт лёгкий ветерок, идущий к центру туннеля. Воздух у нас появляется благодаря алюминиевой промышленности, и кислорода у нас так много, что мы уже не знаем, куда его девать. Вплоть до того, что чуть ли не стравливаем его в вакуум. Но не так важно, сколько кислорода, сколько важна концентрация углекислого газа. На судах обычно используют системы, которые конденсируют углекислый газ и тем самым удаляют его из воздуха, однако в наших масштабах это нерационально. Из ситуации вышли в самом что ни есть "гринписовском" стиле — высадили целый лес! Освещение тут яркое — порядка 15 тыс. лк — за счёт обилия световодов месячным днём и лампами месячной ночью. При том ночью освещенность понижается до 0,2 лк — как в полнолуние, и создаётся иллюзия закатов и рассветов, что благоприятно сказывается на психике. Ламп, освещающих ночной город, что очевидно, нет, да и зачем? Вместо этого некоторые районы трубки освещаются прожекторами круглосуточно, при том ровно с мощностью в 500 лк, что комфортно для производственных зон. Ночью зеркала, которые подают свет в световоды, перенаправляют поток энергии на солевые электростанции, помогая запасать энергию для месячной ночи на освещение. Неба в городе, что очевидно, нет — есть только свод лавовой трубки. Он не особо светлый сам по себе, и в начале строительства города он вообще был абсолютно чёрным, ведь никому не приходило в голову светить на него, однако сейчас, когда у нас полно света, он тоже освещается, создавая впечатление особо пасмурного неба. Когда прилетают земляне, их мозг болит от того, что "небо" очень тусклое, однако сам город особо ярко освещен. Пожалуй, это единственная особенность этого места, которая очень сильно бросается в глаза. Вдали виднеется Мембрана — огромная алюминиевая стена, которая и удерживает воздух внутри. К неё строжайше запрещено подходить ближе, чем на 50 м. По периметру всей Мембраны располагается Обод — это гранитно-железо-бетонная конструкция высотой 5 метров и шириной 3, в которую вмонтированы тросы. Это, по сути, фундамент всей Мембраны, и на него приходится нагрузка в 320 тонн на каждый метр. Сама трубка имеет эллипсоидное сечение с радиусом приблизительно 300 метров. Сквозь обе Мембраны проходит по шесть шлюзов — туннелей радиусом от 5 до 20 м и длиной от 15 до 40 м каждый. Они особо прочны и оборудованы клапанами, которые автоматически запрутся, если возникнет мощный поток воздуха. Не стоит переживать, если Мембрана порвётся — она пронизана стальной сетью с ячейкой приблизительно 5 м, и даже если порвётся алюминиевая фольга, разрыв не выйдет за размеры ячейки. Мы этого даже не заметим, когда отверстие в срочном порядке заварят. Весь город условно делится на три зоны — жилой район, промышленный и парк. Жилой район составляют шесть функционирующих и ещё две строящихся башни шириной от 35 до 75 м, достигающие самого Свода. Это на Земле здание в 300 м считается небоскрёбом, а у нас это так, среднячок. Вы и падать с него будете секунд двадцать, хотя на Земле то же заняло бы у вас всего восемь. Но Луна обманчива — она лишь с виду безопасная, а на деле убивает-то не сила тяжести, а скорость. Много людей переломало себе ноги, спрыгнув со слишком большой высоты, не рассчитав силы. Но не суть. Башни только выглядят особо высокими, но лифты двигаются с высоким ускорением, почти лунным, и поэтому на любой этаж можно попасть меньше чем за минуту. Да и если лифты сломаются, будет не особо трудно подняться по лестнице. Нет, бояться опять не стоит, ведь это на Земле по нормам ступени имеют высоту 20 см. А у нас они полуметровые! С каждой стороны от центра туннеля, опираясь на Свод, стоят по четыре башни, между которыми есть проходы. Таким образом у нас есть два жилых комплекса, настолько огромных, что внутри есть всё и даже больше для жизни. Разве что вода кипит при 61 градусе, что вносит некоторые особенности в быт. Так, пища варится или в скороварках (герметичные кастрюли со спускным клапаном, где повышается давление), или не варится вовсе. У нас есть собственные школы и университеты, две больницы, даже спа-салон и целый торговый центр со всяким хламом для туристов. В общем, тут довольно уютно. Квартиры у местных не то что бы огромные, но ни у кого в космосе больше нет квартиры с площадью в 40 м2 (господи, да даже на Земле не у всех есть такая!) Между Левым и Правым Рядами башен находится площадь — это пандус в четыре яруса, которые соединяют Ряды друг с другом. Тут располагаются трамвайные остановки, которые соединяют весь город сетью железнодорожных виадуков и прочая инфраструктура, которую не уместить в Башнях. Особой важности можно отметить Амфитеатр — сцена, рассчитанная на пятьсот человек, где проходят культурные мероприятия и проходят собрания. Иногда крутят фильмы, и прикольно на них сходить для разнообразия, хотя с телефона всё равно удобнее. В самом центре Пандуса протекает река. Да, это самая настоящая лунная река, которая соединяет два озера, находящиеся севернее и южнее Пандуса. (Поскольку мы находимся в кратере Шеклтон, то есть на непосредственно Южном полюсе, в городе Южный, то название севера и юга тут условны. Так мы просто обозначаем сторону к выходу из трубки). Через реку ведут широкие мосты, с которых, вроде бы, ещё никто не падал. Высота тут не особо большая — метров десять, но в реке камни, на которые падать не стоит. К реке идёт спуск с Пандуса, и там же идут несколько тропинок, ведущие в Южный и Северный Лес. Южный лес не особо большой, там в основном растёт бамбук, а за ним и индустриальная зона, о которой поговорим чуть позже. Северный лес намного гуще, он простилается на два километра и плавно переходит из обычного парка с деревьями и белочками в поля, на которых выращивают пищу. За ними стоит ещё несколько башен, но не до Свода. Это вертикальные фермы, на которых растят всё то, что может обойтись без почвы и выращиваться в гидропонике. Там ещё выращивают водоросли, насекомых и морепродукты. В озерах есть рыбки, но никому в голову не придёт их есть — они ведь для красоты. За Лесом и Фермой опять находится индустриальная зона и склада, ведь именно там находится выход на поверхность и именно туда свозятся все товары. Индустриальные зоны — это причина, по которым город вообще существует! Там располагаются цехи робототехники, микроэлектроники, приборные, химические и биологические лаборатории. Вообще всё без исключения, что ездит, копает, передаёт сигналы, летает вокруг, фокусирует свет и так далее на Луне (и не только!) производится именно тут. Мы, пожалуй, являемся самой высокотехнологичной колонией во всем космосе. Хотя строить на Земле те же самые ядерные и термоядерные реакторы строить дешевле, но везти их на орбиту на порядки дороже, поэтому этим занимаемся именно мы. Что уж там! Мы даже компьютеры производим, вот какой на них огромный спрос. Правда не такие продвинутые, как на Земле — попроще, но более чем мощные для задач промышленности. В наших цехах производят даже сами станки на экспорт: начиная от ручных инструментов и заканчивая принтерами и роботами. Где бы в космосе вы ни оказались, посмотрите на серийный номер своего скафандра, и вы увидите, что он произведен в городе Южный. Мы добываем все нужные металлы и вещества сами: на удобной для нас полярной орбите располагается множество астероидов, привезенных из Пояса, да и на поверхности трудятся сотни комбайнов по всей планете (селенийцы называют Луну планетой, и не дай бог вам назвать в их присутствии её спутников), добывая всё от алюминия, титана и железа до ртути, меди и золота. Население города составляет порядка 35 тыс. человек, и сюда всё прибывают и прибывают! Не даром мы строим ещё две башни. А через пять лет планируют начать строительство третьей Мембраны, расширяя город уже не на пять, а на десять километров.